Я  встретил Бога как-то раз

 

Я  встретил Бога как-то раз осеннею порой.

Он шел по небу мимо нас с поникшей головой.

В карманах джинсов руки грел и щурился от ветра.

Ни дать ни взять – обычный чел. Ну разве что бессмертный.

 

Его окликнул я: "Эй, Бог! Чего такой понурый?

По облакам да без сапог. Смотри, простынешь сдуру."

Он улыбнувшись снизошел, присел  и выпил водки

Занюхал , крякнул: "Хорошо. Ну нынче и погодка".

 

"Я представлял тебя другим, признался я с усмешкой

Таким огромным и седым в хламиде белоснежной".

Бог пачку смятую достал, в рот сунул сигарету

И прикурил ,и повздыхал не торопясь с ответом.

 

Потом ответил: "погляди! Вокруг всё так ли свято?

Вокруг ни горя, ни беды, ни всяческой утраты?

И все кругом псалмы поют, и жгут в молитвах свечи?

Законы божеские чтут и говорят о вечном?

 

Во всём порядок и уют, любовь и безмятежность

И все чисты как дети тут и в мыслях и в одежде?

Нет! Всё не так. Так отчего мне быть другим? Едва ли.

Ведь я есть – мир, каким его вы сами и создали".

 

Бог замолчал, его ответ привел меня в смятенье.

Ведь я-то думал: Бог есть свет, надежда и спасенье.

Так в чем же смысл бытия тогда его пустого?

Ведь даже я, обычный я гораздо больше стою.

 

И будто мысли угадав мои, мне бог ответил:

"А смысл в вере как всегда. На том и этом свете.

Ты верь в себя, в своих друзей, и пусть звучит банально

В любовь божественную верь, сомнения не зная.

 

И от тебя лишь одного на свете всё зависит

Не веришь? То-то и оно. Так в мире все и мыслят:

Я не причем, я слишком мал, я капля во вселенной

Пусть всё решает феодал, я всё приму смиренно.

 

И боль, и бедность, и войну, и даже смерть  на плахе.

Словно рабы свою судьбу вверяете без страха.

Кому? А главное зачем? А дело снова в вере.

Не верьте в тех, кто правит всем, но права не имеет".

 

Бог помолчал, потом вздохнул: "Ну, что ж, за всё спасибо!

Как говорится отдохнул – пора и дальше двигать".

Встал от костра и пошагал всё дальше и всё выше

Рукой нам сверху помахал, потом пропал за крышей

 

Дымили листья и закат в туманной дымке таял

И кто-то ляпнул невпопад: "а чё – нормальный парень

Среди таких как мы ничем особо неприметный

Короче чел, обычный чел. Ну разве что бессмертный".

 

Давай я тебя научу

Давай я тебя научу говорить как заправский дурак
Давай я тебя научу смеяться и петь кое как
Дразнить полусонных собак охраняющих склад
И вешать бельё вдоль дороги минск-калининград
Ты будешь этому рад
Давай я тебя научу материться в присутствии дам
И спам рассылать в одноклассниках лучшим друзьям
А на дне рожденья жены нажраться в умат
Кому-нибудь морду набить и свалиться в салат
Ты будешь этому рад
Давай я тебя научу пересаливать суп каждый раз
Давай я тебя научу выставлять всё, что есть напоказ
И день ото дня деградировать так, что твой названый брат
Воскликнет в сердцах: Ну ты брат и дегенерат
Ты будешь этому рад
Ты слушай меня, я тебя научу еще не такому дерьму
А всё для того, чтоб святым я казался себе самому
Ведь всё относительно так и даже в тысячу крат
Казаться противнее ада может и райский сад
Ты вряд ли будешь так рад, и я не буду так рад, а Бог уж точно не рад.


Её звали просто Лена

Её звали просто Лена.
В закате играло море,
И к берегу билась пена,
И ветер шумел на воле.

Сентябрь стучался в окна,
И солнце светить устало.
Тихий, спокойный, мокрый
Берег лежал у причала.

Она не хотела чуда
И алых фрегатов тоже,
А ветер кидал изумруды
На белую девичью кожу.

И волосы рвал проказник,
Её по лицу хлестая,
А в небе большом и сером
К югу тянулись стаи.

Когда наступила осень,
В родные края уезжая,
Она всё глядела на море.
Зачем? Извините, не знаю!


Прости

А губы шепчут: прости,
А губы шепчут: прощай,
А ветер глупый свистит,
И ветру, кажется, жаль,
Что лето вызноит суть,
И будет только печаль,
А поезд тронется в путь,
А поезд тронется вдаль.

А смерть не ищет врагов,
А смерть не ищет друзей,
И ветер каплями снов
Разносит смерть по земле.
Осколки просят свой кров
В телах бегущих парней.
А смерть не ищет врагов,
А смерть не ищет друзей.

И кто-то скажет: вставай!
И кто-то скажет: пошли!
А ветер свистнет: прощай!
И землю чувствуешь ты.
И смерти темная шаль
Тебя объемлет в ночи.
А губы шепчут: прощай,
А губы шепчут: прости!


Напои меня водою

Напои меня водою из своих ладоней
Они пахнут мятой и травой степною
Напои меня водою.

Научи меня плакать и бродить до заката.
Я умел, да забыл, научи меня снова
Песни петь о любви и гулять до восхода.


Звезды падают вниз

Звезды падают вниз, их кончен полет.
Нам не нужен их свет и кровь облаков
Рвущихся в пламени звезд как несбывшийся сон
В чаше разбитых надежд утонет легко
Завтрашний день.
Мы не страдаем удушьем, наша совесть чиста.
Ангелы рвут нас на части, желая спасти
Наши крещены души от жара костра,
Но мы уверены в собственных силах
Мы не хотим пропустить
Завтрашний день.


В осенней толпе

Тебе не кажется странным сегодняшний день?
Кружат над крышами птицы и северный ветер
Взметает листья кострами осенних огней
И люди кутают лица, и я незаметен
В осенней толпе я исчезну как след на воде.

Тебе не кажется странной походка дождя?
Всего за пару минут он к тебе донесет
В твои далекие страны привет от меня
И скажет, что я приду, скрывая лицо
В осенней толпе я исчезну как след на воде.

Я ворвусь в твой дом, как огонь
И безумная ночь нас накроет собой
И сорвав все запреты, я буду любить тебя.
Но лишь день расцветет, я уйду от тебя
Спящей сном феи, совсем незаметен
В осенней толпе я исчезну как след на воде.


Давай построим новую мечту

Давай построим новую мечту из кирпичей счастливых судеб.
И наши судьбы здесь, конечно, будут. Давай построим новую мечту.
Давай построим новую мечту, и пусть над ней спокойно реют птицы
Я из ручья хочу напиться, пойдем скорее к этому ручью.
Не заходи в ручей и омут не мути, ведь где-то там за дальним поворотом
Ручья воды напиться хочет кто-то. Ступай смелей, но воду не мути.
А в этот омут с головой, с размаху, не бойся череп расшибить.
Я даже не хочу снимать рубаху, а прямо так нырять или любить.
Как есть, чтоб не было назад дороги. Коли нырнул, так плыть до солнца, до конца
До самого последнего порога, а полюбил – до донца, до свинца в виске,
До самого последнего порога.
Вот так и жить, тылов не принимая. Чтоб на ветру продрог, но за спину не встал.
Чтоб солнце обожгло, и смерть старуха злая косою первого тебя с собою унесла.
Давай построим новый город-сад. Не за четыре года, но навечно.
Пусть там гуляют лев с тельцом беспечно, и пусть орел кружится в небесах.


Молчаливая осень

Молчаливая осень. Капитаны небесных шхун сели на мель.
И сидят в нашей гавани, не хотят улетать.
Может нет у них весел, может нет парусов, может порваны все,
Может штиль или ветер не тот, не могу я понять.
Молчаливая осень.
Молчаливая ночь, капли слез по щекам окон катятся вниз.
Вся душа перелопалась к черту, и так больно внутри,
Что не может помочь не один капитан, даже если найдутся и весла и бриз.
Эх, с размаху бы в стекла да лицом в фонари.
Молчаливая осень.


Маски

На улице какой-то очень старой есть магазин с товаром очень странным.
Здесь маски продают живущим в этом мире, но к сожалению серийного пошива.

Такая маска на любого впору, но если нацепил – не снимешь скоро.
Она, смеясь, тебе вопьется в горло. Так и живи, храня её законы.

Романтик носит маску металлиста, дурак – ученого, евангелиста,
Другой нациста, третий демократа. Я сам уже забыл то, кем я был когда-то.

Я шел по городу в толпе прохожих. Такой как все, с самим собой не схожий.
Я растерял друзей на этом маскараде, и потерялся сам в своем смешном наряде.


Жизнь по уставу

Камнем мою придавили душу, чтоб не взлетела,
Чтоб уже не могла возвратиться в грешное тело.
Чтоб уже не могла она петь свои странные песни.
Камнем мою придавили душу, чтоб лежала на месте.

Я давший клятву быть верным кирзовым идеалам,
Я сдавший ветру последнюю стену, чтобы жить по уставу
Данному не Адамом и Евой, а с лева на право и с право на лево.
Любовь по приказу и смерть по приказу. Жизнь по уставу.

Камнем мою придавили душу, чтоб не любила,
Чтоб уже не могла различить черное с белым.
Чтоб уже не могла надышаться солнцем и ветром.
Камнем мою придавили душу и забыли об этом.


Ты была

Ты была как солнце в облаках.
Ты была как море звезд в ночи.
Ты была. Конечно, ты была.
Но ушла, погас огонь свечи.

Разметались мысли как листы,
Ветер закружил тоску.
Я устал чинить песочные мосты,
Я устал с тобой идти к кресту.

Ты была спокойным ветерком,
Ты была бушующей волной.
Ты была. Конечно, ты была.
Но ушла, меня забрав с собой.

Ты была, а может быть и нет.
Ты была, а может просто сон
Подарил тебя мне по весне.
Он со мной. Я все еще влюблен.


Идет человек по городу

Идет человек по городу, мокрый асфальт под ногами.
Курит свои сигареты, смотрит на девушек стройных.
Он отрастил бороду, он говорит слогами.
Он читает газеты, и ничего не хочет кроме как
Просто идти по городу.

Идет человек по городу и напевает песню.
Лужи как зеркала рассыпаны тут и там.
Он не выглядит молодо в джинсах и куртке тесной.
Золотом жгут купола и не мешают нам
Просто идти по городу.

Идет человек по городу:
Улицы, стены, мосты, фотографы,
Трамваи, автобусы, продавцы мороженного,
Книг и журналов красивых и странных,
Бананов, пива и еще, и еще
Для тех, кто хочет, просто хочет
Просто идти по городу.


Завод

Солнце моё – белый металл,
Небо – железная крыша,
Камера пыток. Дыба – кран.
Я ничего не слышу.

Переходи на язык жестов.
Стук по железу, серые стены,
Черные руки, глаза как тесто.
Пойдем! Пойдем! Будем резать вены.

Яд сигареты, дым вверх.
Небо стучится в холодную дверь.
Скажи «спасибо», дьявол, за тех,
Чьи души здесь, чье небо здесь.


Радуга

Рождены не врагом не ангелом.
Нам бы свет, да только вышло нам
Жить во тьме, холоде да сырости,
Жить как все, только все же вырости
Нам пришлось. Вынесли и выросли,
И уже не просили милостни,
Никому не хотели кланяться.
От того вся душа как задница.
От того вся душа исколота.
От того голос свой из золота
Прокурил, пропил словно пьяница.
От того не умею каяться.
И несет жизнь нас словно конница.
Рок-н-ролл да святая троица.
Я люблю и в надежду верую,
Я люблю, пусть даже не первый я.
Пусть мои крылья все поломаны
Я взовьюсь в небо черным вороном
И паду вниз небесным ангелом,
Оживу, встанет в небе радуга.
Будет. Будет в небе радуга.
А пока будем петь до марта мы,
Скрестив струны с медиатрами.
До весны голос поломается,
И тогда заиграем пальцами.
И тогда будем петь про девушек,
А пока ждать не можем, где уж нам.
Прокричим голос до испарины,
Перервем струны на гитарах мы.
Перервем да поставим новые,
И взлетим в небо словно вороны,
И богов разбудив, усталые
Упадем вниз водою талою,
Утечем в реки полноводные
Наконец чистые, свободные.
И с дождем спустимся как ангелы,
Оживем, встанем в небе радугой.
Будет. Будет в небе радуга.


Лебеди

Зыбью легкой ветер гладит зеркало пруда.
Ивы, сонно наклоняясь, о чем-то шелестят.
И торжественно беззвучно, волны разводя,
Выплывает лебедь белый и лебедушка.

Застеснявшись будто снежной своей красоты,
Что любовь такая птичьим их сердцам дана,
Как жених с невестой, разве только без фаты,
Проплывут по кругу рядом, головы склоня.

Злой не тронет их, а добрый только промолчит,
Вспомнив молодость свою и синие глаза.
Как гуляли у реки до самой полночи,
Как лебедушкой своей её он называл.

Лист осенний упадет на зеркало пруда,
Опустеет лебединый остров до весны.
Разлетятся птицы к югу, люди в города.
До свиданья! Будем живы встретимся и мы.


Жила любовь

В забытом доме, в полутьме
Забытая, гонимая повсюду,
Жила любовь на самом чердаке,
Чтоб не добрались злые люди.

Она кормила белых голубей
И чай пила горячий одиноко.
Всем было некогда побыть у ней,
И ей идти к кому-то неохота.

И сизым птахам часть своей души
Она дарила и над крышей дома
Взлетали голуби осколками любви,
Чтобы в единое сложиться снова.

А мы войдем ли в этот дом,
И прикоснемся ли к рукам горячим
Любви единственной и настоящей
И крыльями взмахнем?


Тонут в море корабли

Тонут в море корабли, как влюбленные в любви
Растворяются, на дно опускаются.
Сломлен парус, нет возврата, но пока что непонятно,
Кто на дно пойдет, а кто вслед потянется.

Тонут в море корабли, как влюбленные в любви.
Кто-то третий глотку рвет, надрывается:
Шлюпки на воду, у нас с вами есть последний шанс.
Только третий на той шлюпке спасается.

Может быть он доплывет до земли, но только вот
Не берусь я утверждать, зарекется ли
В море полное любви плыть на корабле судьбы,
И спасется ли опять и спасется ли.


Листопад твоих знамен

Листопад твоих знамен вестник правды, вестник чести.
Караульный, пастырь, гром, разбуди лавину мести.
Стены храмов без крестов, без морщин и впадин лица.
Славит черта краснослов, город славный веселится.

Переулками судьбы нищий мыкается всюду,
Грешники поют псалмы и повсюду неподсудны.
Лают псы, бесчестье чуя, и укрывшись в желтых стенах
Бездвижим как небо, мчу я всем моим святым на смену.

Листопад твоих знамен вестник правды, вестник чести.
Караульный, пастырь, гром, разбуди лавину мести.
Пламенеет месть как знамя черных курток, звон цепей.
И в дыму табачном пламя движет новый Прометей.


Треплет струны проводов ветер

Треплет струны проводов ветер
Телефонных проводов струны.
Из далеких городов вести
К нам летят звонками лет юных.
Только годы, только вот годы
С ежедневников крадут даты
Дней рождений, городов коды
Собирают со страниц мятых.

Забываются друзья, лица,
Скрип качелей и на кухне запах,
Только мама по ночам снится.
Они помнят про меня с папой.
Они ждут моих звонков поздних
И хранят, я знаю, все письма.
Каждый год меня зовут в гости,
И я еду, хоть не так близко.

За окошком проводов струны
На три четверти поют песню.
Не мешает стук колес думать,
Как ты там живешь, страна детства.
Вот приеду, обниму маму
И отцовскую пожму руку.
Слезы радости падут камнем.
И за встречу по одной стукнем.


Байкерам

Я украл мотоцикл, чтобы где-то разбиться,
Но дорога была без больших поворотов,
И я ехал навстречу горящим зарницам, к небесам.
Жизнь закончила цикл, не осталось ни слова,
Ни любви, ни осколков, что можно составить,
Только камни, стучащие в тонкие спицы колеса.

Песне незачем всё собирать до монеты.
Неразменные строки расскажут о многом,
Но срываясь с ночлега, я услышал их голоса.
Я узнал о себе даже больше чем правду,
Я узнал, что не я один выбрал дорогу
И я слышал их песню, я видел их небо в глазах.

Мимо черных глазниц спящих мирно домов
Мы как ветер, тревожащий память, летели.
Ни закона, ни веры, ни брачных оков, всё с листа.
Да мы резали слух и пугали на вид,
И сожгли все кишки от перца и пива.
Так выпьем за ветер, целующий наши уста.


Ребятам из пожарной роты

Клубится дым и пламя жаркое огня
Всё выше поднимается по стенам.
И значит есть работа им – простым парням
Стихию укрощающим посменно.

Сегодня их черед. На подвиги наряд
Судьба дала суровый, и порою
Не зря зовут героями ребят
Стихию накрывающих собою.

Их дома жены ждут, их матери не спят,
А парни снова в дым идут и в пламень.
Такая уж работа у ребят
Стихию сдерживать руками.

И город спит, объятый сладким сном,
А парни по домам идут устало.
Так пусть им светит роза всех ветров
В спокойном небе, а не пыл пожара.


Случайная любовь

Ты вспомни ту весну, в которой так случайно
В застенчивом саду мы встретились с тобой.
Ты вспомни и забудь, пусть будет нашей тайной
Случайная весна, случайная любовь.

Ты вспомни поцелуй наш первый, неумелый.
В застенчивом саду под сенью тополей.
Ты вспомни и забудь, ведь лето отзвенело
И унеслось на юг за стаей журавлей.

Ты вспомни первый гром смеющийся над нами.
По лужам босиком бежали мы с тобой.
Ты вспомни и забудь. Зима не за горами.
Пусть снегом занесет случайную любовь.


Когда весна застанет по пути

Когда весна застанет по пути,
Ты подари мне память бездорожья,
В холодный дом с улыбкою впусти,
Прижмиськ плечу с доверчивою дрожью.

О целой жизни мне твоя слеза
Расскажет в миг, сжигая грудь до сердца.
Как много, много лет назад
Я не могу, не смею наглядется.

И ты не можешь. Я совсем чужой,
Колючий и с усталыми глазами.
И горек мед всей жизни прожитой
С бесчисленными теплыми домами.

Холодный дом, нетопленная печь.
И так спокойно и от этого печально.
Ведь нужно было это всё беречь.
И тает снег и в недопитом чае…

Горячая расплавилась слеза,
И лампочка стеснительно сгорает,
И скоро ночь, а дочь не засыпает.
У ней мои, мне кажется, глаза.


Где ж ты, мой ангел?

Где ж ты, мой ангел, где крылья твои,
Что укрывали меня.
В час, когда слезы душили и жгли,
Ты утешал, говоря:
Все утрясется, года как вода
Все переточат, поверь!
И я словам твоим верил всегда.
Где ж ты, мой ангел, теперь?

Где ж ты, мой ангел, где крылья твои,
Что подымали меня,
И от обид суетливых несли,
Золотом белым горя?
И вдохновленный полетом я пел
И становился сильней.
К новому дню я с надеждой летел.
Где ж ты, мой ангел, теперь?

Где ж ты, мой ангел, где крылья твои,
Что не ценил я порой?
В благословенной теперь их тени
Может быть кто-то другой.
Если нуждается в крыльях твоих
Он сейчас больше чем я,
Знай, я пойму, я уж как-то привык
Жить и летать без тебя.


Осень над городом

Осень над городом желтые листья кружит
И хороводом за ветром куда-то несется
Желтая осень, желтая осень смеётся,
Осень над городом желтые листья кружит.

Листья, как люди, свои оставляют дома.
Им не вернуться, им больше назад не вернуться.
Желтые листья, желтые листья несутся.
Листья, как люди, свои оставляют дома.

Люди от осени жизни не ждут ничего.
Лишь седина первым снегом накроет однажды
Желтую осень, желтую осень и даже
Люди от осени жизни не ждут ничего.


Страна 12-ти морей

Страна 12-ти морей.
Там побережье моря правды,
Куда приходим мы однажды,
Чтоб убежать от всех людей.
Недорисованных картин
Пустые рамы разбивая,
Иллюзий ложь переступая,
Идем следами бригантин.

Не всем дано её пройти
От моря слез до моря счастья,
В пучине не почив в ненастье.
И не остаться по пути
Под темным небом перегара,
У недопитой водки кружки,
Или под зеленью психушки
С бедой своей сидеть на пару.

Страна 12-ти морей.
Туда дорога неизбита,
И труден путь в стране нефрита.
Не каждому дано по ней
Идти от грусти и печали
Как дикий зверь меж двух огней
От тех, кто так и не узнает
Страну 12-ти морей.


Хранитель времени

В его комнате свет как загнанный зверь,
В его комнате настежь открытая дверь.
В эту дверь залетает ветер судьбы
И колышет часов маятники.

Он сидит у камина и смотрит на дым,
Он сидит и молчит, он почти недвижим.
Но когда замирает отблеск огней,
Он встает и закрывает дверь.

В его комнате стены, на стенах часы.
Отмеряют наш путь и склоняют весы
Ближе, ближе к концу той пружины живой,
От которой ты крутишься как заводной.

Круг замкнется, огонь, так горевший сперва
Догорит, не заметишь – пружина мертва.
А старик подойдет и часы заведет
Для того, кто после придет.


О времени

С минутами от нас уходят годы.
Мы с ними не печалясь расстаемся.
Порой часы зимы и непогоды
Клянем, и спохватившись, остаемся
Ни с чем. Зачем?

Откладываем вечно в долгий ящик,
Спешим, не успевая, ждем напрасно,
А время на себе всё это тащит,
А мы его клянем, но мне не ясно
Зачем? Зачем?

И вот, когда так мало остается,
И на пороге немощная старость,
И жизнь словно мгновение несется,
Тогда мы ценим все, что нам осталось.
Зачем? Зачем?


Облетает листва

Облетает листва, и летят журавли,
И прощаются с нами опять.
Но наступит весна, и вернутся они.
Нужно только чуть-чуть подождать.

Нужно только однажды все окна открыть,
Теплый ветер весны в свое сердце впустить.
Чтоб сберечь нас связавшую тонкую нить
Нужно просто все окна открыть.

Как тонка эта нить, и на гранях судьбы
Так легко эту нить разорвать.
Но не стоит и плыть, если волны страшны.
Нужно в буре сердца проверять.

Нужно только однажды не бросить весла,
Сохранить свою лодку от боли и зла,
И тогда ты увидишь как близко земля.
Нужно только не бросить весла.

И однажды сойдешь ты на берег любви,
Необъятный как солнечный день.
И тогда ты поймешь, что терял ты в пути,
Стало вовсе не нужно теперь.

Нужно только тепло этих ласковых рук,
Этих глаз глубина, сердца преданный стук.
И забыто все то, что сдул ветер разлук.
Нужно только тепло этих рук.


До будущих стихов

Сложив слова в стихи, он замер в изумленьи:
Что за слова, что за стихи! Какое вдохновенье!
Но кто-то слов коснулся прозой пыльной.
Слова остались, но стихи сложили крылья.
Обиженно глядят, не понимая, что же
Случилось, что же вдруг убило их полет?
Закрытая тетрадь стала на гроб похожей.
До будущих стихов! Вот так-то вот.


Я срисовал тебя

Я срисовал тебя с ручьев лесных
Прозрачных, чистых и свободных,
Я срисовал тебя с степей родных
Бескрайних, диких, беспородных.

Я срисовал тебя со снов своих
Игривых, юношеских, ярких.
Я срисовал тебя из книг пустых,
Прочтенных мной с томленьем жарким.

С сюжетов старых кинолент,
С веселых мюзиклов и песен.
Но понял вдруг, что твой портрет
В своих же рамках слишком тесен.


Жизнь-ручей

А жизнь, скажу я вам, имеет смысл.
Она струится как ручей между камней.
Не важно, что извилист путь, всё вниз и вниз.
Ручью конец – река, но так стремится к ней река.


Мир

Мир – это цепь с неразрывными звеньями.
Мы кандалами его дорожим.
Мы здесь живем добровольными пленными
Лишь потому, что так хочется жить.

Каждый имеет свой кров, свое таинство,
Но загляни внутрь любого, поймешь,
Все одинаковы. В том только разница,
К горлу кого подставляем мы нож.

Мир – это мусор на свалке истории.
Мы в нем лишь черви, и каждый из нас
Рвется из сил, чтоб другие позволили
Влезть на сверкающий солнцем «парнас».

Но на вершине не слаще, не лучше там.
Только ветра непокорные бьют.
И на подходе к вершине идущие,
Чтобы вершить над властителем суд.

Мир – это книга, что всеми прочитана,
Но с интересом читается вновь.
Ведь никогда не бываем мы сытыми
Не на любовь, не на власть, не на кровь.

Мир – это клетка, а люди в нем звери.
Сытые здесь для голодных обед.
Все их инстинкты веками проверены.
Нет исключений, и выхода нет.


Пилигримам

Перекинь за плечо, да пойдем пыля.
Все не знаю почем, да успел когда.
Солнце плетью жжет да кресты церквей,
Ночь дрожит как лед, воют волки в ней.

Пресный хлеб делю. Ну садись коль сыт.
Только докурю. В звездах небо спит.
Да и ты ложись трезвый да немой
Да перекрестись если веры той.

А чуть только свет, снова по холмам.
Здесь сегодня нет, может нет и там,
Может нет нигде. Только пыль дорог
Каша на воде да чужой порог.


Вот так бывает иногда

Вот так бывает иногда –
Друзья приходят по делам
И прячут от меня глаза,
Ведь по делам, не просто так приходят,
Когда погода не по моде и вроде гроза.

Вот так бывает иногда –
Не прячет зеркало года.
И видишь, что уже пора
От жизни получить хоть что-то,
Но добиваться нет охоты и нота не та.

Вот так бывает иногда –
Уходит алый парус вдаль,
А ты стоишь на берегу,
Завидуя судьбу изменчивую судишь,
Но для кого-то сам ты будешь мечтой.


Кленовый лист

Кленовый лист за ветром гонится.
Он свято верит, что исполнится
Его заветная мечта – стать ветром,
Но каждый знает, что ему –
Кленовому листу
Смешно мечтать об этом.


Музе

Она ушла, зима настала,
Снег затуманил мысли пеленой.
Она ушла, как будто бы устала
Ждать волшебства, рожденного собой.

Она ушла, лишь растревожив струны,
Лишь разметав размашистой рукой
Начало песни, словно ночью лунной
Прошла под окнами по гулкой мостовой.

Опять один, опять мне не до сна.
Опять один скучаю у окна.
Опять один, а может быть она
Вот так же как и я скучает у окна,

Вот так же как и я сбивает пепел вниз.
Ей тоже не до сна, и я прошу – вернись!


Он не один на свете

А лето казалось всего лишь мольбертом
Где мазали желтым и стало похоже
На осень. Сегодня такая же осень.
Кружится листами, смеется как было
Над нами, и сердце почти позабыло
Ночь и северный ветер,
И стало понятно, что он не один на свете.

С вокзала бежали пустые трамваи,
По окнам плевками огни фонарями
Стекали, сегодня такая же осень.
По стеклам стекает, смеется как было
Над нами, и сердце почти позабыло
Ночь, трамвайные клети.
И стало понятно, что он не один на свете.

И в памяти лето осталось куплетом
Из песни веселой, но только не новой,
Не длинной. Сегодня такая же осень.
Несется дождями, смеется как было
Над нами, и сердце почти позабыло
Рук опустившихся плети,
И стало понятно, что он не один на свете.

Принимаются заявки на написание сценариев концертов, праздников, утренников, сценок и песен и др.

 

Примерные расценки:

 

- сценарий праздника (концерта, утренника) на заказ - 40-50 бел. рублей;

- пьеса (сценка) на заказ - 30-70 бел. рублей;

- переделка текста популярной песни на заказ - 10 бел. рублей;

- написание оригинального текста песни на заказ - 20 бел. рублей;

- написание мелодии для песни на заказ - 20 бел. рублей;

- написание готовой фонограммы -1 по вашим нотам (мидюхе) - 25 бел.рублей;

- написание готовой авторской фонограммы -1 (аранжировка) - 30 бел.рублей;

- запись голоса - 15 бел.рублей в час.

 

По вопросам сотрудничества пишите на почту: Knyazefoleg@ya.ru или звоните по тел. +375 (29) 555 82 52

Примечание: Обязательные к заполнению поля помечены *.

Яндекс.Метрика